Хабиб Нурмагомедов: “Моя цель – заставить Гэтжи устать”

Хабиб Нурмагомедов: “Моя цель – заставить Гэтжи устать”

Чемпион UFC Хабиб Нурмагомедов (28-0) ответил на вопросы журналистов в преддверии поединка с Джастином Гэтжи (22-2).

О том, насколько тяжело готовиться без отца:

– Не понимаю, когда люди спрашивают, насколько тяжело готовиться без отца. Конечно, тяжело. Я не понимаю, почему вы продолжаете спрашивать об этом. Очень тяжело. Если что-то случится с твоим отцом – это будет тяжело для тебя или легко? (злится, журналист отвечает – ‘очень тяжело’) Да, я тоже человек, конечно, это очень тяжело.

О том, что Гэтжи назвал этот бой “шахматной партией”.

– Я не думаю, что это будет шахматная партия. Я думаю, что могу драться намного лучше, чем Гэтжи. Он просто тафгай, любит драться, любит кровь. Настоящий воин, но если говорить о бойцовском IQ, то, думаю, у меня бойцовский IQ намного выше.

У Джастина очень хороший тренер. Вот мое мнение. Отличный тренер, даже если взять его прошлый поединок, против Тони Фергюсона, как тренер вел его… кажется, его зовут Мэтт Уайман (Тревор Уиттман – прим. ред.). Да, Мэтт Уайман, я думаю. Так вот, он давал Джастину очень хорошие советы.

Конечно, Джастин может драться, может рубиться на пределе, у него крепкий характер, но все же если говорить о бойцовском IQ, в этом я лучше него.

Прогноз на бой:

– Ничего не изменится, буду пытаться бороться с ним. Если защитится от тейкдауна один раз – попытаюсь второй, третий, сотый. Конечно, буду бороться и ногами бить. Его база – борьба и кикбоксинг.

Моя цель – заставить его устать. Я сделаю так, что он выдохнется. Планирую раунде в третьем или в четвертом финишировать его.

Хотелось бы, наверное, гильотину провести. В третьем раунде полностью перебить в стойке, заставить устать, перевести в партер, чуть-чуть граунд-энд-паунд дать, а потом, когда он встанет уставший – прижать к сетке, стянуть вниз, накинуть гильотину и задушить.

О словах Гэтжи насчет сечек и крови:

– Не могу вспомнить, когда получал сечки. Честно. Не то чтобы скрывал, просто не могу вспомнить. Если пойдет кровь – не знаю, ну, конечно, это неприятно, кому это может быть приятно…

Знаете, я тренируюсь очень тяжело, очень правильно. Думаю есть, все, что нужно, чтобы мой бойцовский стиль наносил больше урона сопернику, точнее чтобы я, нанося вред сопернику, мог быть в безопасности. Не знаю, как на такой вопрос ответить. Ну, пойдет кровь и пойдет – что теперь делать, я же не первый человек, у которого кровь пойдет.

Я вообще стараюсь не пускать в голову то, что говорят мои соперники. Самое главное – чтобы мы были готовы, когда клетка закроется. Но я не хотел бы, чтобы у меня кровь шла (смеется). Не знаю, если он хочет, мы ему пустим кровь.

О борцовских навыках Гэтжи:

– Я посмотрел все его бои и думаю, что у него хорошая борцовская защита, очень хорошая. Он умеет бороться. Борется почти всю свою жизнь. Но не думаю, что в последние лет пять-шесть он использовал свою борьбу так, как использовал свою я.

Я всегда борюсь на тренировках и в клетке, потому что борьба и топ-контроль сделали меня чемпионом. Не думаю, что в последние несколько лет Гэтжи был хорош как борец. Он боролся в детстве, а сейчас все изменилось.

Конечно, он знает, как защищаться, если кто-то пытается повалить его, но также мы все знаем о его кондициях. Если я повалю его в первых двух, в третьем раунде – с ним будет покончено. Потому что с кондициями у него все плохо.

О поединке Гэтжи – Фергюсон:

– Конечно, я был впечатлен, Джастин выступил великолепно, победил очень крепкого соперника, показал, что может драться пять раундов. Но тогда поединок шел только в стойке. Дрались 25 минут и не было таких атак, как проходы в одну или две ноги. Только ударка, кикбоксинг.

Со мной все будет совершенно иначе. Гэтжи придется беспокоиться о тейкдаунах, о боксе, об ударах ногами, о грэпплинге. Беспокоиться об ММА, это не ударный спорт. Плюс беспокоиться о кондициях, о моем прессинге. Я представляю слишком много опасности, ему лучше быть готовым.

О контроле дистанции:

– Я думаю, не только в этом поединке, но и в любом другом очень важные факторы – дистанция, контроль, прессинг. Гэтжи будет пытаться держаться подальше от меня, подальше от сетки, использовать футворк и стараться убить мои ноги ударами, потому что у него очень хорошие лоу. И я готов ко всему.

О том, что мотивирует его:

– Очень хороший вопрос. Я не знаю. Скажем, я финиширую Гэтжи в клетке – что дальше? Это очень хороший вопрос. Посмотрим. Мне нравится выступать, драться с лучшими бойцами мира. Я в UFC не ради денег, у меня много бизнес-проектов за пределами UFC, могу зарабатывать и так. Хороший вопрос. Очень хороший.

У нас есть несколько вариантов. Изучим их после этого поединка. Дэйна говорил, что у него есть что-то особенное для меня, но я сказал ему, чтобы пока придержал это, поговорим после боя.

Об отказе от участия в TUF с Макгрегором:

– Я ни от чего не отказывался. Просто впереди бой и нет смысла разговаривать о том, что будет после. Я никогда этим не занимаюсь и нет смысла что-то говорить о будущем, если заглядываешь за спину сопернику.

О защите от лоу:

– Как я работаю над защитой? (показывает синяк на внутренней стороне бедра). Это так, чтобы вы не нервничали. Работаю как подобает работать одному из лучших бойцов мира. К 24 октября моя нога должна быть уже стальной.

Обработкой занимается вся команда. Я просто хочу, чтобы вы поняли, что я полностью отдаю себе отчет в том, что будет делать соперник. Ударка, выносливость, отбивание передней ноги, до правой он не достанет, но переднюю может достать.

Если получаешь три-четыре лоу без щитков, весь бой может поменяться. Я много дрался с хорошими кикерами – Дос Аньос, Барбоза, Порье. Они все очень хорошо бьют ногами.

Барбоза – единственный боец за всю историю UFC, закончивший бои нокаутами ударами ногами и в голову, и в корпус, и по ногам. Очень хороший кикер был.

Мой прессинг им не дает времени бить ногами, и в этом бою то же самое будет. Но все может быть, я готовлюсь, всегда готовлюсь под сильные стороны соперника.

Источник: MMAFightingonSBN

Источник: bloodandsweat.ru